June 20th, 2015

writing

#038 Страна Memoria

  Я разбирала записи. Иногда я это делаю, иначе весь мой мир зарастет бумагами, бумажками, записками и огрызками. Так невозможно жить. Если уж и фиксировать историю, то делать это более-менее грамотно.
  У меня есть ежедневник. Рыженький, уже потертный. В  нем остались еще свободные, чистые страницы. В 2015 (текущем) году в нем не появилось ни одной записи. Пока что.
  Ценность его в том, что там записи начинаются с 2012 года. Это своеобразный архив жизни, мой рабочий журнал. В нем все: дневниковые записи, наработки, творчество, наброски от руки, и даже фрагменты черновиков. Я перечитывала его в поисках вдохновения. А встретила там ребенка.
  Было очень странно, с позиции "здесь и сейчас", читать и переживать события 2013 года. Кажется, это было так давно, хотя, если верить календарям, - прошло совсем не много времени. Я почти увидела эту девочку - ту, которой я была. Этакая абстракция, квинтессенция моего же придуманного персонажа. "Девочка и рефлексия" - это было именно тогда. Надо бы найти и отредактировать текст. Хотя бы перечитать, и может, оставить как есть - ведь это там и тогда.
  Моя беда - моя память. У меня странные отношения со временем, именно по этому некоторых связей я просто не понимаю.  И некоторые вещи до сих пор заставляют переживать, чувствовать и ощущать. Проживать до конца.
  С другой стороны, чуть свысока - легкая снисходительность. "Милая моя, я могла бы, пожалуй, уберечь тебя от всего. Я могла бы столько тебе рассказать!". Когда изобретут машину времени, я постараюсь отправлять себе туда, в прошлое, записки с советами. Пусть это будет маленькое бытовое волшебство, которое, вполне вероятно, убережет от многого. Хотя предложи мне некий безумный Демиург изменить что-то в моей жизни, я бы не стала. Прожила снова, во всей полноте.

  Жаль, не сохранилось записей с того момента, который я в шутку называю "украденные жизни". Это период моей юности, какого-то безумного хипповства, жизни в коммуне и ярого безделья, который я почти и не помню. Время в тот момент стояло. И если верить словам окружающих, это время не отразилось на мне. По крайней мере, внешне. Что ж, вполне вероятно, что я просто из него выпала - иногда и так бывает. Но почитать, попытаться понять и почувствовать - было бы интересно. Хотя с другой стороны, что может быть интересного в подвыпившем, обдолбанном существе, смотрящем на мир сквозь радужную блевотню розовых пони? Забавно разве что. Юношеский максимализм и желание привнести что-то в этот странный мир.

Я когда-то уничтожила все детские и школьные фотографии. В мои 16 мне хотелось стать "человеком без истории", вечным чистым листом, на котором каждый может написать что-то свое.
Теперь я отчасти рада этому. Тому, что благодаря собственной глупости, я знаю, как написать свою историю.